Меню
16+

Газета "Тайгинский рабочий"

21.04.2016 12:44 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 16 от 21.04.2016 г.

Он уходил на фронт добровольцем

Автор: В.СТИФУТИНА.

Т.А. Демидов на рабочем месте

Борис Томашевич Демидов вспоминает о своем отце Томаше Андреевиче с гордостью и легкой грустью. Чувствуется, сыновья память хранит события, связанные с его именем.

- Отец ушел на фронт добровольцем, — рассказывает Борис Томашевич. – Он не мог иначе, когда Родине грозила такая опасность, как коричневая чума. Был папа человек долга и понимал, что его место в рядах тех, кто бьется с фашистами. Поэтому и повестку ждать не стал, а уже на второй день пошел в военкомат, хотя у него была бронь.

Как я узнала от Бориса Томашевича, к тому времени Томаш Андреевич уже имел журналистское образование (окончил техникум), отслужил действительную службу в Красной Армии. Был он родом из Белоруссии, службу проходил в Сибири, здесь и остался – в Тайге жила его двоюродная сестра. Устроился в паровозное депо слесарем, а затем закончил трехгодичную школу машинистов и работал помощником машиниста паровоза. Но недолго. В горкоме партии, узнав, что Томаш Андреевич – журналист по образованию, предложили должность заместителя редактора в газете «Сталинский путь». Из редакции он и ушел на фронт. В Тайге осталась семья Томаша Андреевича – жена Дарья Ивановна и трехлетний Борис.

Воевал Томаш Андреевич на Центральном фронте. В первые дни войны наши войска несли огромные потери, отступали, попадали в окружение. Попал в окружение с товарищами и Томаш Андреевич.

Вот как рассказал об этом эпизоде из фронтовой жизни отца Борис Томашевич:

- Они стремились выбраться из окружения, вышли из леса на большое картофельное поле, а навстречу – немецкие танки, прямо на людей двигались. Поднялась паника. Кто-то закапывал в землю свои партбилеты, ведь коммунистов расстреливали на месте, кто-то поднимал руки, сдаваясь, кто-то терял рассудок. Отец с партбилетом не расстался, руки не поднял, а залег в картофельную ботву и пролежал там до ночи. А ночью начал продвигаться к своим. Вышел на какую-то деревеньку, постучался в крайнюю избу. Вышедший старичок предупредил: через деревню не иди, там немцы. Он дал отцу каравай хлеба и напоил молоком. Пять дней добирался отец до линии фронта. Днем находил укрытие и затаивался, а ночью шел к цели. Выручил его хлеб, который дал добрый старик. Им он поддерживал бывшие уже на исходе силы.

Трудно представить радость, которую испытал Томаш Андреевич, выйдя к нашим частям. Он протянул офицеру свой партбилет и рассказал, что случилось в окружении, как он из него выбирался. Проверку солдат Демидов прошел. Его направили в Бухару, в артиллерийское училище, где прошел краткосрочное 6-месячное обучение. Ему присвоили звание лейтенанта и отправили в 65 гвардейскую армию, командовал которой дважды Герой Советского Союза генерал-лейтенант Батов. В ее рядах и воевал Томаш Андреевич на Центральном фронте, командуя взводом разведки штабной батареи 118 артполка 69 Краснознаменной Севской стрелковой дивизии. Воевал бесстрашно, с ненавистью к врагам, которые истерзали его Белоруссию, истребляли неумолимо советских людей.

- Отец, находясь на наблюдательном пункте на высотке, корректировал огонь нашей артиллерии по немецким позициям, — вспоминает рассказы Томаша Андреевича его старший сын. – Полученные в училище знания позволяли отцу передавать артиллеристам очень точные координаты противника, а потому они били без промаха. Однажды не нашлось подходящей высотки для оборудования НП, и воспользовались стоявшей на передовой мельницей. Отсюда и координировался огонь артиллерии на скопление боевой техники противника, их укрытия и т.д. Эту-то мельницу и засекли немцы, три снаряда выпустили они на этот наблюдательный пункт. Один – недолет, второй – перелет, а третий – в цель.

Томаш Андреевич получил тяжелейшие ранения в руку и ногу.

А немного раньше он был награжден орденом Красной Звезды за хорошо организованную разведку при подготовке переправы подразделений полка через реку Десна. В наградном листе отмечалось, что Т.А. Демидов хорошо изучил передний край обороны противника, поставил конкретную задачу перед каждым разведчиком. А во время переправы все время находился на передовом НП, обнаруживал огневые точки противника, которые своим огнем мешали переправляться через реку нашим воинам, корректировал артогонь и своевременно докладывал об обстановке. В результате уничтожено 4 огневые точки противника, подавлен огонь минометной батареи. Своевременное уничтожение огневых точек немцев дало возможность нашим частям переправиться через реку с малыми потерями.

Ранение Томаш Андреевич получил осенью 1943 года. Его не могли оставить в медсанбате, а переправили санитарным поездом с другими ранеными в госпиталь в г. Новосибирск. Он перенес 7 операций, врачи склонялись к решению ампутировать ногу, но осмотревший его старый профессор сказал, что можно ногу спасти. И спас. А вот нескольких пальцев на правой руке Томаш Андреевич лишился. Через 10 месяцев лечения его комиссовали, и он летом 1944 года вернулся домой.

- Мы с мамой были очень рады, увидев отца живым, хоть и с тросточкой, — вспоминает Борис Томашевич. – Он снова стал работать в газете – уже редактором. Один за другим рождались в семье два брата и сестра. А времена послевоенные, тяжелые. И отец решил купить корову, взял ссуду и из Ижморского района вдоль линии вел корову в Тайгу. Так вот и выживали. Кстати, отец один выкашивал весь покос, мы малы были. Ухаживал за животными, крепка в нем была крестьянская жилка.

Томаш Андреевич был редактором городской газеты до 1963 года, до ее закрытия (тогда прекратили свое существование все районные и городские газеты). После этого работал секретарем парткома вагонного депо, а когда газета в 1965 году открылась, вернулся в редакцию заместителем редактора. Здесь-то и познакомилась я с этим замечательным человеком. Меня приняли в его отдел партийной и комсомольской жизни корреспондентом. И многому я научилась у него. Это был кристально честный человек, эрудированный, настоящий журналист. Дожив до седых волос, он искренне удивлялся неординарной ситуации, факту, событию. А это так важно для журналиста – смотреть на мир, как в первый раз. Вот Томаш Андреевич был такой. Очень скромный, чистый он был человек. Фронтовик, он не считал себя героем, долг каждого гражданина, говорил он, защищать свою Родину и народ. И коммунистом был настоящим, таким, которые вели за собой солдат в бой, которые ничем за всю свою жизнь не запятнали чести и звания коммуниста.

- Мы гордимся своим отцом, — сказал на прощанье Борис Томашевич. – Настоящим был он человеком, примером для всех нас.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

53